Кокетливый антифашизм

11.05.2009

Автор: София Гольдберг
Источник: «Эксперт Сибирь»

Все-таки это здорово, что кинопрокат в России еще не тронулся умом на почве политкорректности так, как это произошло с Американской киноакадемией, которая «Оскар» за лучший сценарий и лучшую мужскую роль в лице Шона Пенна недавно вручила фильму Гаса Ван Сента «Харви Милк». Дело не в том, что темой фильма была выбрана борьба геев за свои права, а сюжетом послужила реальная история Харви Милка — первого политика, открыто заявившего о своей ориентации, принципиально отказавшегося прятаться и после череды поражений на выборах получившего место в мэрии. С темой все в порядке. Проблема — с воплощением. Прежде всего, фильм совершенно неубедителен с точки зрения идеи, поскольку это не метафора социального среза, показанная через камерную историю личности Харви Милка, а сплошное политическое месиво, муторно затянутое на два с лишним часа. Снимая фильм под брендом «Гомофобия — это плохо», режиссер как будто ни на секунду не задумывается над тем, что в центре истории оказалась группа активистов из тех, что бравируют своей инакостью, отрываются нагишом на гей-парадах, обустраивают сиюминутную половую жизнь с кем бог пошлет и уж, разумеется, ни минуты не работают, проводя основную массу своего времени в дугу пьяными или обкуренными. Но это, кажется, уже никого не волнует — от греха подальше киноакадемия наградила ленту аж двумя статуэтками. Просто за «нужную» социальную вывеску.

Этот небольшой экскурс со свежим примером нелепого проявления политкорректности в США доказывает, что, может, российское общество и испытывает известные проблемы с толерант­ностью, однако пролоббировать на экраны что угодно лишь под одним нужным социальным брендом у нас пока не получится. Недавно в Новосибирске прошел показ нового фильма Павла Бардина «Россия-88» — о русском неофашизме. Премьера состоялась в Доме актера — на маленьком экране через презентационный проектор и с хрипом в колонках. Все так, потому что, заявленный как антифашистский, фильм не имел прокатной лицензии (сейчас после долгих проволочек он ее получил) и не смог найти дистрибьютора. «Россия-88», стилизованная под документальное хоум-видео и от начала до конца снятая ручной дергающейся камерой, — это история группы российских нацболов, вернее, их ежедневной жизнедеятельности, которая приводит к трагической развязке.

Опять же — тема прекрасная, остросоциальная и драматичная, но вот незадача — снова беда с воплощением. Оно-то и подводит до такой степени, что уже и невозможно определить — антифашистский фильм или с точностью до наоборот. И вот почему. Перво-наперво надо признать, что художественность как таковая в ленте отсутствует напрочь — это вообще не кино в том смысле, в каком принято о нем говорить. Искусство только тогда становится искусством, когда в произведении автора возникает художественное преломление. У Бардина его нет. А вместе с тем нет ни идеи, ни конфликта, ни сюжета, ни характеров, ни смысла — голимая и безоценочная, за три копейки сделанная на коленке и стилизованная под «так и надо» фиксация убогой повседневности лысого Штыка и его банды, отснятая на любительскую камеру руками пубертатного еврея с гитлеров­ским зачесом. За невнятное национальное самоненавистничество его приняли в банду на правах шестерки, которую гоняют за пивом, кличут то Мойшей, то Абрашкой и периодически отвешивают пенделя шнурованным сапогом — для профилактики. Миссия этого образа ясна — режиссер интересничает, а у зрителя глаза выкатываются на лоб. Но думать, что даже до такого нонсенса режиссер додумался сам, — незаслуженный ему комплимент. На самом деле это неуклюжая и опоганенная цитата из гениального фильма «Фанатик» Генри Бина, в котором главный герой, еврей из ортодоксальной семьи, досконально проштудировавший Тору, Каббалу и философию иудаизма, выстрадал свой антисемитизм и решил примкнуть к банде скинхедов. Но кинокартина Бина — это мучительная физиология конфликта, который сводил персонажа с ума, конфликта понятного, глубокого, драматичного, обусловленного высоким интеллектом и болезненной неиндифферентностью главного героя и способного привести только к одному логическому его разрешению — к самоубийству. Что хотел сказать своим Абрашкой Бардин — тайна, покрытая мраком. Придется как в школе, как в сочинении для пятого класса: так что же хотел сказать автор? Зачем нам вообще было собираться и в течение мучительных двух часов лицезреть его самопальное «В мире животных»? Нам показывают, как герои бухают, отмечают семейные праздники, занимаются агитацией, бренчат на гитаре, справляют нужду, избивают «неарийцев», совершают регулярный моцион на Черкизоне, бесчисленное количество раз вскидывают руку в фашистском приветствии и сливаются в зверином вопле «Хайль Гитлер!». И все. Появляющийся вдруг на последней минуте фильма рудимент сюжета, когда главный герой «наказывает» свою сестру, закрутившую роман с «хачем», застреливая их обоих, а потом — с трагическим воплем и себя самого, ситуацию художественной беспомощности фильма лишь усугубляет. К чему вообще такой трагический конец, превращающий убийцу чуть ли не в героя? Я уже не говорю об истинно документальных врезках, в которых герои фильма интервьюируют «простых русских людей» на улицах Москвы и в метро, задавая им простой вопрос: согласны ли они, что «Россия — для русских?», на который 90 процентов дружно отвечают положительно. И плевать, что это чудовищная подмена понятий — для режиссера главное эффект! Пусть вопросом личной моральной чистоплотности Бардина останутся и композиционные выверты, намекающие зрителю на то, что у каждого из этих «простых пацанов» — своя история, а в целом они — трагическая производная современной России.

К портрету русского фашизма Бардин не добавил ровным счетом ничего. Все это мы видим и сами, каждый день. Гордиться тем, что «Россия-88» оказалась единственным фильмом, представлявшим Россию на Берлинале, — так просто неприлично. Чем более дикий образ будет иметь наша страна в той или иной ленте, тем охотнее ее с руками оторвут на западных фестивалях, даже на таких уважаемых показах социального кино, как Берлинале. Впрочем, чего еще ждать от режиссера, днем снимающего гламурненький сериал «Клуб» для MTV, а ночью решившего поиграть в контркультуру, пококетничав с «нехорошей» темой?


Комментарий

#1|12 мая 2009, 07:20
Андрей Чернов

Странная статья...

Добрый день София !

Прочитал вашу статью, есть несколько комментариев.

«в центре истории оказалась группа активистов из тех, что бравируют своей инакостью, отрываются нагишом на гей-парадах»

Не увидел в фильме голых людей вышедших на гей-парад. По поводу бравирования инаковостью, например вы женщина и тоже бравируете своей инаковостью, т.к. по вашему внешнему виду это можно понять. К примеру священнослужители тоже бравируют своей инаковостью. Мы все разные, если не бравировать этим, то все люди должны одеваться и выглядеть одинаково. Гомосексуальность абсолютно нормально, поэтому говорить я гей также нормально как сказать - я женщина.

«...ни минуты не работают, проводя основную массу своего времени в дугу пьяными или обкуренными.»

Харви Милк работал в старховой компании, потом был частным предпринимателем, потом политиком - это все работа. Также не заметил героев в дугу пьяными или обкуреными, никто из них не был ни алкоголиком ни наркоманом.

Дальше вы начинаете обсуждать антифашисткий фильм и противоречите сами себе :

1. «К портрету русского фашизма Бардин не добавил ровным счетом ничего. Все это мы видим и сами, каждый день.»

2. «Чем более дикий образ будет иметь наша страна в той или иной ленте, тем охотнее ее с руками оторвут на западных фестивалях».

Из первой фразы я понимаю что вы лицезрите «дикий образ» каждый день, а из второй я понимаю что всеми силами хотите скрыть правду от всего мира. Из отзывов о Харви Милке я понял что вам противна толерантность и вы рады что толерантности в России нет, из отзыва на второй фильм я понял что вы осознаете что отсутсвие толерантности приводит к повальному фашизму который вы видете каждый день».

Скорее всего София вам самой ближе фашисткая идеология, и антифашисткие фильмы конечно вам не нравятся...

Все материалы раздела «Пресса»


Навигация

Россия 88
драма, 104 минуты.

«Самарский районный суд определил: производство по гражданскому делу №2-25/10 по представлению прокурора Самарской области о признании видеофильма «Россия 88» экстремистским прекратить, в связи с отказом истца от иска.»

Смотрите легальную копию.

Специальный приз «Событие года» на Национальной премии кинокритики и кинопрессы «Белый слон» 21 декабря 2009 года

Премьера фильма «Россия 88» на Berlinale 2009 в рамках программы «Panorama» 6 февраля.

Специальный приз жюри и приз Гильдии киноведов и кинокритиков на фестивале «Дух огня».
25 февраля.

English version

© 2009—2017 2PLAN2.

Создание сайта — Элкос (www.elcos.ru)