«Россия-88»: проблема в нас самих

17.04.2009

13 апреля в Москве, в Киноцентре на Красной Пресне, для членов Клуба региональной журналистики состоялся премьерный показ художественного фильма «Россия-88». Этот фильм, затрагивающий остросоциальную проблему межэтнических отношений, трудным путём добирается к своему зрителю. Его пытались снять с показа высокие чиновники, привыкшие использовать «телефонное право» и административный ресурс. Его ругают «скинхеды», члены националистических группировок. Жаркие баталии вокруг этого фильма разворачиваются в блогосфере Интернета. «Россия-88» вызвала живой резонанс в обществе, поскольку чётко обозначает проблему, побуждает людей задуматься и порождает дискуссии (как же много лет не создавал подобных фильмов отечественный кинематограф!). И если предметом спора становится не степень натуральности «прикида» или сленга главных героев, не актёрские таланты или степень мастерства режиссёра, а анализ причин и последствий межэтнических конфликтов, то можно с уверенностью сказать, что фильм достиг своей цели.

Для людей, сведущих в нацистской символике, смысл названия «Россия-88» очевиден: две одинаковые цифры олицетворяют восьмую букву немецкого алфавита — «hh» — то есть заглавную букву двух слов традиционного фашистского приветствия. Кстати, приверженцы нацизма любят вставлять две восьмёрки даже в ники на форумах и блогах, тем самым открыто заявляя о своих взглядах.

Отдадим должное мастерству режиссёра Павла Бардина, искусной работе кинооператоров, актёрскому таланту Петра Фёдорова, сыгравшего главную роль (скинхеда Штыка) — кстати, этот актёр уже обрёл широкую известность как исполнитель роли Гая Гала в фильме «Обитаемый остров». Фильм «Россия-88» снят в необычной манере наподобие тех любительских видеороликов, которые выставляют в Интернете современные нацисты, популяризирующие собственные злодеяния. Прекрасно выстроенная композиция, сюжетная динамика и мобильная работа съёмочной камерой оказывают яркое эмоциональное воздействие на зрителей — фильм смотрится буквально «на одном дыхании».

Теперь — собственно о проблеме агрессивного национализма, корни и противоречия которого ярко отображены в повседневной жизни Штыка, его взаимоотношениях с родителями, сверстниками и собратьями по группировке, в делах и развлечениях, в социальном статусе, даже в панораме окружающей территории.

Взрастившая Штыка социальная среда — это парни «рабочих окраин», которым не выбраться из серых бастионов панельных пятиэтажек и захламлённых пустырей, поскольку «социальные лифты» в сегодняшней России практически не работают, и «выбиться в люди» им не светит. Это распавшаяся семья — изработавшаяся по сменам мать и вяло-интеллигентный отец, который теперь осуждает сына-нациста, но, похоже, устранился от воспитания ещё в подростковом возрасте, не найдя с сыном общий язык. А в целом — душевная пустота семейства, от которой Штык убегает к дружкам в замызганный подвал. Там его поймут и примут, поскольку там — «свои», такие же отщепенцы, объединяемые общей идеей: «Во всех наших бедах виноваты «не наши», «понаехавшие тут», отбирающие у «коренных» жителей работу и жизненное пространство». К идее этой они пришли по-разному: кто-то повоевал в Чечне, кто-то перешёл дорожку этнической группировке, а кто-то и вообще не задумывается над идеологией, почему он стал фашистом. Да и сама идеология полна противоречий: ведь именно фашисты в годы войны намеревались уничтожить или поработить славянские (как, впрочем, и многие другие) народы… Но они этого не видят, не замечают. Потому что вот «наши» и вот «враги», зримые и осязаемые, а «засорять голову» размышлениями они не научились.

Но, видно, что-то в глубине души всё же гложет, и нацисты постоянно стремятся опереться на мнение народных масс. Которые (вот он, основной корень проблемы!) в большинстве своём одобряют взгляды скинхедов, поддерживая националистические лозунги типа «Россия для русских». Именно они, благодушные тётушки и дядюшки, являются питательной средой для взращивания кровавых преступлений нацистов.

Разделение на «нашенских» и «чужаков» живёт в генной памяти человека ещё с «дочеловеческих» времён. Когда стая животных ревностно охраняла своё пастбище или охотничью территорию, свирепо отгоняя чужаков. Не было языка, чтобы объясниться или договориться. Не было разума, способного возвыситься над тремя животными инстинктами «питайся — размножайся — защищайся».

Сделаем допущение: вдруг и сегодняшние «понаехавшие» несут угрозу «коренным» жителям, «объедая» их «пастбища»? Но каких результатов добиваются группировки скинхедов? Убийства и избиения не способны остановить волну миграции: демографические и макроэкономические процессы гораздо сильнее. На место погибшего нелегального мигранта завтра приедут двое новых, это очевидно. Силовое противоборство — это путь в никуда (и герои фильма постигают это на собственной судьбе). Если националисты действительно желают остановить экспансию «не наших» — разумнее всего действовать цивилизованным путём, лоббировать принятие соответствующих государственных законов и (ещё важнее!) контролировать и добиваться их неукоснительного исполнения. Потому что главные виновники вольготно распространяющейся нелегальной миграции — отнюдь не сами мигранты (с ними-то всё понятно, их гонит на заработки нищета и голод). Главные виновники — коррумпированные представители российских властей и силовых структур. Кто за взятки «закрывает глаза» на использование нелегальной рабочей силы? Кто опять же нелегально использует эту дешёвую рабсилу в своём бизнесе? Кто собирает мзду при проверке паспортного режима? Кто (опять же за взятки) выдаёт разрешения на добычу и вывоз природных богатств? Что, эти люди в Россию с другого континента засланы, или вообще с Луны прилетели? Да нет же, свои, доморощенные, в чиновничьих кабинетах или с погонами на плечах… Повальная коррупция — вот главное зло, способствующее нелегальной миграции. Но она скинхедам не видна, не «мозолит глаза», в отличие от «понаехавших тут».

Теперь рассмотрим, насколько реально «мешают жить» друг другу «наши» и «не наши». По мнению нацистов, «чужаки» отнимают рабочие места. Но ведь на самом деле они практически не пересекаются с коренным населением! Несмотря на кризис, россияне предпочитают получать пособие по безработице, нежели устремляться на вакантные места дворников или разнорабочих. Причина очевидна: на зарплату неквалифицированных профессий в нашей стране не прожить. А вот для представителей *****стана даже эти деньги — большой заработок, недостижимый в их бедной стране. Ну, и чем же в таком случае мы мешаем друг другу?

Ещё один объективный фактор — демографический. Если в Китае на клочке земли скопился миллиард людей, а в гигантской Сибири наберётся всего несколько десятков миллионов — вполне очевидно, куда и как будет продавливаться эта «мембрана», несмотря на любые заградительные меры. Но плохо ли для России освоение незаселённых территорий, «неудобиц», которые (при грамотной миграционной политике!) начнут приносить экономический доход нашей стране?

Ещё один весьма важный фактор озвучила в выступлении на форуме Клуба региональной журналистики руководитель Центра исследований межнациональных отношений Института социологии Российской Академии наук Леокадия Дробижева. Согласно опросам населения, главной причиной недовольства «понаехавшими» является отнюдь не конкуренция на рынке труда, а… банальная и почти детская обида! Мол, эти «понаехавшие становятся хозяевами на моей земле». Эту обиду подпитывают два фактора. Во-первых, нелегальные мигранты действительно чувствуют себя равноправными гражданами — ведь они заплатили деньги за своё появление здесь. То, что они заплатили не в бюджет государству, а в карман коррумпированному чиновнику, для них значения не имеет: ведь они ЗАПЛАТИЛИ. И это уже проблема России, что коррупционеры подменяют собой государственную казну.

Во-вторых, все слышали репризы Задорнова про «русскую мафию», которой боится вся Америка. Теперь примерьте этот же «кафтан» на нас самих. Кто решается в поисках «счастья» (заработка, перспектив роста) поехать на чужбину? Трудяги, доведённые до крайности. Или авантюристы «без страха и упрёка», отчаянные «сорви-головы». Попав в чуждые им социальные условия, они (ещё один генетический инстинкт!) поневоле сбиваются в стаи, стремятся основать свой мирок, свой анклав в противовес незнакомой и агрессивной среде, чтобы сохранить свой уклад жизни и ментальность. А отсюда недалеко и до «чайна-таунов» (с которыми не может совладать никто в мире), и до этнической преступности.

Эта проблема также решается грамотной миграционной политикой. Весь мир ищет и опробует разные способы. Что лучше? Ассимилировать мигрантов в существующую общественную среду, не позволяя им селиться крупными этническими группами? Или обеспечить представительство этнических меньшинств в органах власти, в публичном пространстве, содействовать созданию их собственных СМИ, чтобы насытить их стремление к национальному самоопределению? Или селить мигрантов общинами, чтобы контролировать их через взаимодействие с их собственными «советами старейшин»? Но при этом вовлекать их в культурные и социальные контакты с местным населением, сохраняя индивидуальные различия при наличии объединяющей идеи? Каждый способ имеет свои плюсы и минусы.

Выводы же из всего сказанного таковы. Первое: миграция неизбежна, а при сокращающихся трудовых ресурсах России даже полезна. Второе: миграция должна полностью определяться и жёстко контролироваться законодательным образом. Третье: должны быть созданы социальные и психологические программы, включающие мигрантов в культурную и общественную жизнь России и создающие у них установку на приятие законов, моральных норм и обычаев страны, которую они выбрали для работы или для проживания. Четвёртое (и самое главное) — все вышеперечисленные критерии невозможны без обуздания (я уж не говорю о полной ликвидации) коррумпированности органов власти и силовых структур России.

Мы рады гостям и нуждаемся в трудящихся — если они готовы уважать законы и обычаи принявшей их страны. Главная же проблема кроется не в нелегальных мигрантах, а в наших доморощенных любителях использовать служебное положение, чтобы поживиться за их счёт. Поэтому начинать решение миграционных неурядиц нужно с оздоровления нашего собственного общества и государства.

Роман ТОПОРКОВ,
член Клуба региональной журналистики (г.Москва)
Опубликовано в газете «Дети капитана Фрейда» № 2 (скачать формат PDF)

Все материалы раздела «Пресса»


Навигация

Россия 88
драма, 104 минуты.

«Самарский районный суд определил: производство по гражданскому делу №2-25/10 по представлению прокурора Самарской области о признании видеофильма «Россия 88» экстремистским прекратить, в связи с отказом истца от иска.»

Смотрите легальную копию.

Специальный приз «Событие года» на Национальной премии кинокритики и кинопрессы «Белый слон» 21 декабря 2009 года

Премьера фильма «Россия 88» на Berlinale 2009 в рамках программы «Panorama» 6 февраля.

Специальный приз жюри и приз Гильдии киноведов и кинокритиков на фестивале «Дух огня».
25 февраля.

English version

© 2009—2017 2PLAN2.

Создание сайта — Элкос (www.elcos.ru)