Россия 88 (Rossiya 88) — Павел Бардин, 2009

20.03.2009

Источник: «Синематека»
Автор: Виктор Матизен

Первый фильм о российских фашистах снят в жанре mocumentary. Это слово, сочетающее mock (подделка) и documentary, было пущено в оборот в середине 80-х Робом Райнером, автором игрового фильма Это — Spinal Tap, который был выпущен на экраны как документальный. Наиболее известным образцом жанра является Ведьма из Блэр, которая при бюджете $30 000 благодаря умелой раскрутке собрала в прокате $250 000 000, т.е. в тысячи раз больше, поставив мировой рекорд окупаемости. На русский язык mocumentary лучше всего перевести словом «псевдокументалистика». Первым российским опытом в указанном направлении является сделанная почти одновременно с фильмом Райнера короткометражка братьев Алейниковых М.Е. (Монструм Экзоссе) о неких существах (на самом деле — пластмассовых детальках), захватывающих Землю. Псевдокументальное повествование используется также в фильме Сергея Дебижева и Сергея Курехина Два капитана-2 (1993). Самым титулованным отечественным произведением в этом роде являются Первые на Луне Алексея Федорченко (1995), где речь идет о запуске советского космонавта на Луну в 30-е годы ХХ века.

В России 88 использован тот же прием, что в Ведьме из Блэр (по словам Бардина, он позаимствовал его из какого-то бельгийского фильма). Фильм якобы снят на видеокамеру персонажем самого фильма, который время от времени появляется перед собственной камерой. Это щуплый еврей по имени Эдик (Михаил Поляков), изживающий комплекс неполноценности в банде скинхедов, что роднит его с героем «Фанатика» Генри Бина. Точнее, персонаж Фанатика как бы раздвоился — закомплексованную его часть представляет Эдик, а часть фанатическую — крутой парень по кличке «Штык» (Петр Федоров). Словом, в России 88 мы имеем дело отнюдь не с диким творчеством, а с весьма культурным произведением.

Собственно говоря, в картине Бардина есть и почти документальные фрагменты — опросы на Пушкинской площади и в электричке, которые проводит Штык, спрашивая людей об их отношении к лозунгу «Россия — для русских». На мой вопрос о влиянии съемочной группы на респондентов создатели фильма ответили: «Мы не выглядели как банда бритоголовых и не давили на людей, чтобы они давали нужные ответы. Они говорили то, что, к сожалению, думают». Хотя назвать показанную выборку репрезентативной нельзя, она свидетельствует о том, что среди россиян не так мало бациллоносителей «коричневой чумы», как может показаться расово толерантному человеку.

Фильм довольно обстоятельно показывает времяпрепровождение неонацистов — то в подвале, куда периодически наведываются представители разных структур, которые непрочь поставить их себе на службу, то в тренировочном лагере, где они обучаются расправляться с расово чуждыми элементами. И, хотя Бардин нигде не прибегает к стандартным приемам создания «образа врага», в результате создается коллективный портрет банды, в котором множество разномастных физиономий сливаются в одно тупое и агрессивное лицо дегенерата, возможность зрительской героизации которого исключена. Проще говоря, после фильма вряд ли кому захочется повесить у себя дома в комнате изображение Петра Федорова в роли Штыка.

Определенный недостаток картины, связанный с формой повествования — привязка к пространственной позиции одного из персонажей. Из-за этой ограниченности поля зрения отсечены многие причинные связи, которые могли бы объяснить, что сделало героев картины (тех же Эдика и Штыка) такими, какими они предстают на экране. Прием, который стимулирует «эффект присутствия», в то же время затрудняет понимание генезиса неонацистского движения, и чувственное доминирует в ущерб рациональному.

Вряд ли на пользу фильму и его сюжетная расслабленность. Основное время занимает экспозиция — неторопливое знакомство с бездействующими лицами. Правда, на последней трети повествования действие срывается с места в карьер: Штык обнаруживает, что у его сестры роман с кавказцем, после чего одна разборка следует за другой, заканчиваясь финалом, отсылающим зрителя к «Ромео и Джульетте», и этот кровавый катарсис соединяет картину в одно целое.

P.S. По слухам, Россия 88 вызвала недовольство президентской администрации. Говорили, что в Кремле, в частности, не понравился кадр, в котором скинхеды при появлении милиционера поворачивают портрет Гитлера лицом к стене, а на обратной стороне оказывается портрет Путина. Вследствие этого патрон фестиваля в Ханты-Мансийске, в конкурсе которого участвовал фильм, губернатор области Филиппенко выразил пожелание, чтобы картина (которую он едва ли смотрел) осталась без призов. Руководство фестиваля, боясь потерять расположение губернатора и сам фестиваль, обратилось к международному жюри с просьбой, практически с мольбой 1) пойти навстречу и 2) не предавать это гласности. Информация все же просочилась, но присутствовавшие на фестивале журналисты ее не обнародовали — кто из страха попасть в число персон нон грата, кто из сочувствия к фестивальной команде. Что касается наград, то в результате компромисса России 88 достался не главный, а специальный приз жюри. Картине был присужден также приз Гильдии киноведов и кинокритиков, но мне как президенту Гильдии с извинениями сообщили, что на церемонии закрытия я не буду приглашен на сцену для вручения Бардину награды. Мой единственный репортаж о фестивале в «Новых Известиях» ушел в набор до этого, однако я не уверен, что прервал бы сговор молчания, хотя подписки о неразглашении тайны у меня не просили. Рассказываю об этом лишь теперь — со стыдом за положение, в котором все мы оказались.

P.P.S. Приз Гильдии будет передан режиссеру в апреле, когда пройдет церемония вручения призов Гильдии в области киноведения и кинокритики.

Все материалы раздела «Пресса»


Навигация

Россия 88
драма, 104 минуты.

«Самарский районный суд определил: производство по гражданскому делу №2-25/10 по представлению прокурора Самарской области о признании видеофильма «Россия 88» экстремистским прекратить, в связи с отказом истца от иска.»

Смотрите легальную копию.

Специальный приз «Событие года» на Национальной премии кинокритики и кинопрессы «Белый слон» 21 декабря 2009 года

Премьера фильма «Россия 88» на Berlinale 2009 в рамках программы «Panorama» 6 февраля.

Специальный приз жюри и приз Гильдии киноведов и кинокритиков на фестивале «Дух огня».
25 февраля.

English version

© 2009—2017 2PLAN2.

Создание сайта — Элкос (www.elcos.ru)