Павел Бардин и Петр Федоров - гости Владимира Аверина и Дмитрия Мириманова

18.02.2009

Гости: Павел Бардин, Петр Фёдоров
Источник: радио «Маяк»

АВЕРИН: С этой рубрикой «Культ личности» сегодня промашка, по-моему, вышла. Потому что, с одной стороны, конечно, можно говорить, что у нас две личности и культ их, конечно. Я представляю - у нас в гостях Павел Бардин и Петр Федоров. Здравствуйте.

БАРДИН: Добрый вечер.

АВЕРИН: С другой стороны, мне бы не хотелось эту историю разворачивать традиционно: вот пришли такие замечательные кинематографисты и давайте спрашивать: а вы учились в Щукинском училище, у кого учились? А вас девочки на улице достают автографами после сериала «Клуб»? Но, судя по тому, что рассказал наш коллега Антон Долин, который присутствовал в Берлине на фестивале, отсмотрел ваше кино и, как мог, нам рассказал, про что оно; судя по тому, что я прочитал по поводу содержания этого фильма прежде всего, у меня такое ощущение, что и у вас не было цели сделать кино, чтобы прославить себя как кинематографистов.

БАРДИН: Вы знаете, если мы сейчас скажем «нет», все равно все подумают, что неправда. Но титров у фильма нет с авторами.

АВЕРИН: То есть вы просто вешаете название «Россия-88»?

БАРДИН: И названия нет, оно там внутри, в картинке. А в качестве титров список жертв скинхедов за 2008 год.

ФЕДОРОВ: Статистика, да.

АВЕРИН: Ну вот, я думаю, что даже после этого уже понятно, что есть о чем спрашивать на самом деле. В таком случае еще больше оснований у меня думать, что этот фильм делался и, в общем, сделан для того, чтобы общество, наконец, чего-нибудь такое стало по этому поводу думать просто, перестало закрывать на это дело глаза. Я, анонсируя нашу сегодняшнюю встречу, сказал слушателям, что очень давно не было в стране какого-то произведения искусства, которое бы становилось фактом общественной жизни, согласитесь.

БАРДИН: Ну, подобные фильмы на самом деле были. Вот мы вспоминали «Бакенбарды», был еще «Лунопарк», но, к сожалению, не стали фактами общественной жизни, хотя могли бы, мне кажется.

АВЕРИН: Могли бы, да. Ну там «Чучело», может быть, стало фактом общественной жизни, хотя бы по разному поводу обсуждалось на уровне каких-то сходок, собраний и чего-то еще. Когда-то, может быть, книги выходили, были фактом общественной жизни, все-таки обсуждались. Последнее время вот этого нет. Вам надо, чтобы это стало действительно фактом общественной жизни?

БАРДИН: Безусловно. И готовы декларировать это как одну из главных целей.

АВЕРИН: Зачем?

БАРДИН: Считаем, что есть такая проблема в стране и что она незаслуженно замалчивается. Это болезнь, которая общество поразило, и если о ней говорить, то она может перейти в острую стадию, и мало никому не покажется. То есть она уже перешла в острую стадию, просто масштабы мы, мне кажется, не понимаем еще до конца.

ФЕДОРОВ: Коричневая чума, как это в Берлине называли.

МИРИМАНОВ: А вот вы говорите, а вы понимаете, что то, что вы говорите, вас хотят слушать, со стороны зрителя, с другой стороны экрана? Есть какое-то понимание?

АВЕРИН: Хотят ли вас, да.

БАРДИН: Ну, мы скажем и посмотрим, хотят ли.

МИРИМАНОВ: Нет, вот там, где вы показывали.

БАРДИН: В Берлине - хотят.

МИРИМАНОВ: Чего говорили? Какая была реакция?

БАРДИН: У нас было два маленьких показа здесь, в Москве. Один для группы и один для тех журналистов, которые должны были поехать в Берлин.

МИРИМАНОВФ: Ну вот что вы услышали в ответ?

БАРДИН: Услышали «спасибо», и пожимали руки нам. Это была самая приятная и самая адекватная реакция, которую хотелось, конечно.

АВЕРИН: Это журналисты. Это люди, которые, во-первых, знают историю кино, там чего-то такое понимают. Во-вторых, это все-таки люди, которые знают еще, что происходит в мире. Вот к вопросу, хотят ли слышать. У вас в фильме, насколько я знаю, есть эпизод, когда вы выясняете, когда Петр в образе Штыка выходит и берет интервью у реальных людей, вот документальная врезка такая.

БАРДИН: Две документальных врезки.

АВЕРИН: Вот, Петр, это на самом деле вы получили, хотят ли люди про это слышать и что они по этому поводу думают. Пожалуйста.

ФЕДОРОВ: Ну если вы говорите про людей, которые были у нас в кадре, это такой интересный эксперимент был на самом деле. Потому что мы, когда закладывали этот ход, когда придумали (стоит, наверное, рассказать вообще об этом эпизоде), мы закладывали какой-то… Ну сколько мы думали?

БАРДИН: Ну я ожидал на самом деле, я статистику знал.

ФЕДОРОВ: То есть ты знал, да? Честно говоря, для меня это была большая неожиданность. Потому что, если мы ехали в электричке, это были практически 99 процентов опрошенных, которые сказали: да, Россия для русских.

АВЕРИН: Для тех, кто не видел. Я не видел, но хотя бы про это дело прочитал. Чтобы было понятно слушателям. Главный скинхед - герой этого фильма, он проводит интервью с реальными совершенно людьми, которые едут в электричке или тусуются на Пушке.

БАРДИН: И он задает им вопрос: «Согласны ли вы с лозунгом «Россия для русских»? И люди в большинстве своем отвечали «да». В электричке большее количество людей - почти 90 процентов, на Пушкинской площади примерно 50 на 50. Там были просто персонажи, которых мы не смогли вставить в фильм, потому что они узнавали в Штыке Петра Федорова, поэтому это раскрывало ход, это было невозможно. Это, конечно, не статистика и не социология, но в наше оправдание могу сказать, что мы не выглядели как банда скинхедов.

МИРИМАНОВ: Ну вы умышленно пошли на этот ход, вы могли в принципе это сделать постановочно.

БАРДИН: Это мы сделали абсолютно специально, поскольку нам кажется, что в прессе это не обсуждается. В данном случае мы, мне кажется, выполняли отчасти роль СМИ.

АВЕРИН: Тогда, Петр, вы когда беседовали с этими самыми людьми, были люди, которые заявляли вам: о чем вы, это меня не волнует? Ну, что называется, третий ответ.

ФЕДОРОВ: Ну были люди, которые просто пугались и убегали, которые ничего не хотели говорить.

АВЕРИН: Нет, вот именно те, которые говорили, говорили ли, что это не актуальная проблема, что про это говорить не надо, что в России не может этого быть никогда, потому что не может быть…

ФЕДОРОВ: Нет, таких не было.

АВЕРИН: То есть четкие позиции есть в обществе?

ФЕДОРОВ: Есть позиции. Есть позиции такой образованной молодежи, что приятно, это в основном в центре города Москвы на Пушке было, которые честно рассказывали, что они считают по этому поводу. И это круто. К сожалению, это не вошло в фильм, потому что скинхеды бы не включили эти ответы. Это обязательно войдет в фильм о фильме. Но, к сожалению, часть из них действительно узнали меня и довольно смело и безбоязненно свою точку зрения излагали. Те люди, которые не узнали, это гораздо более интересно было для нас и печально.

БАРДИН: Равнодушных не было. А если говорить о том, насколько люди хотят нас услышать, хотелось бы этим людям показать зеркало. Потому что те, кто говорит «Россия для русских», не ассоциируют себя со скинхедами, фашистами, расистами. Для них Великая Отечественная война - это наша великая победа. И свастика и они, им кажется, две вещи абсолютно несовместные. Нам кажется не так, и мы хотим до них это донести.

Подробности беседы слушайте в аудиофайле.

Все материалы раздела «Пресса»


Навигация

Россия 88
драма, 104 минуты.

«Самарский районный суд определил: производство по гражданскому делу №2-25/10 по представлению прокурора Самарской области о признании видеофильма «Россия 88» экстремистским прекратить, в связи с отказом истца от иска.»

Смотрите легальную копию.

Специальный приз «Событие года» на Национальной премии кинокритики и кинопрессы «Белый слон» 21 декабря 2009 года

Премьера фильма «Россия 88» на Berlinale 2009 в рамках программы «Panorama» 6 февраля.

Специальный приз жюри и приз Гильдии киноведов и кинокритиков на фестивале «Дух огня».
25 февраля.

English version

© 2009—2017 2PLAN2.

Создание сайта — Элкос (www.elcos.ru)